Поездка в цирк

Поездка в цирк

Глядя сегодня на своего взрослого сына, который, кажется, ещё вчера был пятилетним карапузом, а сейчас что ни день, то демонстрирует новый способ самоутверждения, причём не вынося никакой критики в адрес своих поступков, убеждаюсь в том, что даже наличие высшего педагогического образования и большого опыта работы с детьми не даёт готовых рецептов по воспитанию.

А что и кто даёт — тоже неизвестно, наверное, сама жизнь и вездесущий интернет. И, вообще, мы, взрослые, амбициозно обольщаемся, говоря о том, что воспитываем своих деток. Зачастую же происходит обратное — это они нас если уж не дрессируют, то заставляют петь под свою дудочку. А ведь как хочется верить, что мы супермамы, способные вылепить из своих отпрысков нечто себе подобное. Дудки. Не выйдет.

Как не вышло в своё время у нас, двух чрезмерно чадолюбивых мамаш, коими в то время были мы с моей подругой Людмилой.

В те годы мы с мужем «служили» на юге Приморья, в отдалённом от Владивостока посёлке Посьет. Место, надо сказать, замечательное, как и вся, впрочем, фауна и флора побережья Японского моря.

Сам небольшой посёлок, с трёх сторон омываемый водами Тихого океана, растянувшийся на два километра вдоль побережья, удивительным образом сочетал в себе элементы города (в виде нескольких пятиэтажек рядом с грузовым портом), военного городка (с тремя пятиэтажными домами для семей пограничников: здесь дислоцировался штаб пограничного отряда), настоящего перерабатывающего предприятия (рыббаза).

Смотрите также:  Отгадай, в какую сторону едет автобус

Сюда рыболовецкие катера доставляли морскую живность побережья: кальмаров весом до 3 кг одной тушки, гребешков, величина некоторых в партии достигала 15–20 см, мидии, трепанги. А известные тогда на всю страну сушёные щупальца кальмаров всегда были лакомым гостинцем (как и красная икра нерки и мясо краба и т. д.) для моих родственников, живущих на Урале.

Помню, как всегда, по-разному поражал своей красотой, внезапно распустивший ранней весной свои крупные розовые лепестки багульник, росший прямо на ближайшей от дома сопке.

А коллективные поездки в начале июня на автобусе в окрестности посёлка за папоротником Орляком, который мы, учителя, вместе со своими детьми набирали целыми мешками, чтобы зимой, засоленный, напоминающий по вкусу наши грибы, пожарить на сливочном масле, приправив настоящим китайским соевым соусом, наслаждаться его экзотическим вкусом и вновь думать о весне.

Не забыть мне тех простых, как пять старых рублей, китайцев, звонящих в каждую дверь нашей пятиэтажной «хрущёвки» вопрошающих жалкими голосами: «Трепанга ести?» У нас чаще всего не было: муж был занят на военной службе, а вот местные ныряльщики за чёрным золотом неплохо зарабатывали на этом, продавая высушенные «морские огурцы» за приличные в те времена деньги, причём в долларах. Мне не хватит и десяти страниц, чтобы живописать остальные достопримечательности Посьета, а потому перехожу к главному сюжету своего воспоминания.

Идея свозить наших четырёхлетних отпрысков в цирк во Владик (так ласково мы называли Владивосток) возникла у меня спонтанно. Начались летние каникулы.

В июне погода в Хасанском районе обычно не балует: неделями может идти морось, влажность зашкаливает, да и в море, которое в двух шагах от дома, бросаться в это время не хочется. Да и их канюченье «хочу в цирк, когда в цирк» тоже подстёгивало к решительным действиям. Сборы были недолгими.

Главное: не забыть взять в дорогу сухпаек для наших мужичков, да, учитывая их природный темперамент и тягу ко всему безобразному (грязному) в дороге, не одну пару «камуфляжа». Из посёлка посмотреть цирковое представление набралось немало желающих и потому, чтобы попасть на ночной паром в районный центр — Славянку, был заказан служебный ПАЗик грузового порта.

Более полутора часов (глубокой ночью) мы тряслись по ухабистой дороге, разбитой БТРами и тяжёлой военной техникой до Славянки — в районе располагалось несколько полков различных родов войск. Наши мальчишки, Артем и Роман, немного поспали у нас на руках.

По прибытии мы перебрались на паром, огромный корабль в три этажа, где на нижней палубе запросто размещались с десяток грузовых и легковых автомобилей и более двухсот пассажиров. Попавшие в необычную обстановку, наши любители циркового искусства, несмотря на ночное время, разбушевались.

Они карабкались по высоким ступеням лестниц, ведущих на второй и третий ярус, прятались за всевозможными палубными перегородками, словом, не скучали. И лишь за час или два до прибытия (паром идёт 4 часа) они немного поспали на ложе из наших сумок с набором запасной детской одежды и провианта.

Утренний бодрящий воздух морского вокзала, резкие звуки снующего городского транспорта, всеобщий гам мегаполиса разбудил и озадачил наших покорителей морских милей. Они по очереди начали хныкать, просить купить им роботов и другие манившие их взгляды «киосочные» китайские игрушки.

Но поскольку цель уже была близка и идти от морского вокзала до цирка надо было немного, мы начали задабривать своих карапузов купленными на этот случай заранее шоколадными батончиками «Баунти» (райское наслаждение). Наконец, мы оказались в вестибюле цирка, где прямо с порога нас стали зазывать предприимчивые циркачи сфотографироваться с меньшими братьями наших чад: лошадьми, обезьянами, медведями и т. д.

Смотрите также:  Медногорский Автовокзал контролирует ситуацию на трассе Оренбург - Орск

Артем легко согласился прокатиться на лошадке, а вот Роман то ли от испуга, то ли от избытка эмоций наотрез отказался от верховой езды и даже попятился назад, таща меня за руку от пожилой крупной обезьяны с грустными глазами, одетой в легкомысленное розовое капроновое платье с декольте и рюшами по низу.

И вот наконец мы зале. Перед нами внизу — ярко-красная арена. Звучит бравурная музыка и на арене появляются первые участники — три медведя на самокатах. Усадив деток на свободные рядом сиденья, мы с облегчением вздохнули: вот сейчас наши путешественники пополнят свои знания об окружающем мире, обогатятся душевно и эмоционально.

Через пару минут, склонившись к Роману, чтобы услышать от него слова восторга, я увидела его крепко спящим, да так, что он даже слегка похрапывал. Потянувшись к Людмиле, я уловила её предупреждающий взгляд о том, чтобы я не разбудила Артема. Представление шло целых два часа: взлетали под купол акробаты, кривлялся сразу нам не понравившийся клоун в «женских» жёлтых панталонах, скакали джигиты на конях, кувыркались медведи и смешили всех обезьяны.

Увы, ни громкий грохот барабанов и труб, ни крики и визги детворы не смогли разбудить спящих богатырским сном двух маленьких человечков, отдавших все свои небольшие силёнки самой дороге до цирка. Вечером, когда мы возвращались обратно, наши дети вновь как ни в чём не бывало дико хохотали над одним им понятными вещами, бегали по палубе, веселились, хохотали и ни разу не спросили нас о наших впечатлениях о цирке, будто заранее зная, что мы им ответим.

Ирина Рамазанова

Сохранить

Сохранить

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •